ГлавноеСтатьи

Три тайны казахстанской социологии

За 2016-19 годы только через портал госзакупок было проведено более 300 социологических исследований, в рамках которых должно было быть опрошено 660 тыс. человек. Суммы весьма внушительные, учитывая то, что за рассматриваемые четыре года на эти вопросы было выделено более миллиарда тенге.

Все это без учета государственных заданий и закупок квазигосударственного сектора, проведенных вне портала госзакупок, т.е. общая стоимость социологических исследований и услуг, проведенных за счет госбюджета значительно выше.

2020 год еще идет, как и чем он закончится в целом не ясно, поэтому он тут не рассматривается, но, если брать более широкую ретроспективу, то эти цифры будут еще более впечатляющие.

Тематики этих исследований весьма обширны – межконфессиональные и межэтнические отношения, оценка эффективности госорганов и госуслуг, образовательные стратегии населения, изучение системы ценностей и т.д. И тут возникает вопрос, причем не один.

 

Где результаты этой работы? Где эти отчеты и исходные данные, где отражение результатов этих исследований в формировании и реализации госполитики?

Существуют ли эти отчеты в природе? Какого качества методология, репрезентативна ли выборка опроса, проводилось ли исследование на самом деле?

К сожалению, в текущей ситуации, вопросы эти риторические до тех пор, пока не станут открытыми все эти результаты.

 

Первая потенциальная причина того, что все эти исследования (за редким исключением) закрыты для населения и экспертного сообщества это то, что отдельных частей этих исследований или отдельных проектов не существовало на самом деле.

Это самая грустная предполагаемая причина, т.к. если она верна, то Казахстан не только потерял существенную сумму денег, но потерял возможность понять чем же живет его население, каковы его чаяния, его страхи, его надежды. А без этого не понять, кто он такой – казахстанец, причем не усредненный портрет, а во всем многообразии нашей огромной страны.

 

Средний плановый ценник в расчете на одну анкету составляет около 1 870 тенге (сколько было выделено) и 1 186 тенге фактический (сколько прошло по сумме сделки), т.е. предприниматели в погоне за объемами работ снижают свои аппетиты и максимально оптимизируют издержки.

Большие или маленькие это суммы и что это за рынок в целом – предмет отдельного разговора, т.к. для этого необходимо дать расклад о том, что такое исследование и какие его сопровождают издержки.

Сроки реализации таких проектов, как правило, всегда «вчера» и на работу над методологией и структурой выборки времени почти не остается.

Все понимают быстро, дешево и качественно не бывает, так что логично предположить, что на выходе получится низкосортный (если не неликвидный) продукт. Это первая потенциальная причина.

Много это или мало нельзя определить без понимания того, как проводятся такие исследования и из каких этапов и работ они состоят.

Таким образом, вторая потенциальная причина – это то, что методология, анализ, результаты исследований крайне низкого качества и все это понимают – и заказчик, и исполнитель, и все вовлеченные стейкхолдеры, т.к. рыночные механизмы нарушены.

И если эти результаты станут достоянием общественности многим людям будет весьма некомфортно, т.к. это является свидетельством их профессионализма, компетенций и отношения к своей работе.

 

Самая банальная и ожидаемая, третья потенциальная причина – это то, что результаты содержат весьма чувствительную информацию о состоянии региона, отрасли или о чем-то еще таком, что, будучи разглашенным может потенциально быть использовано во вред чему-то или кому-то.

С одной стороны, это весьма веская и резонная причина скрывать от посторонних глаз определенные сведения, к примеру, мы ведь скрываем наши логины и пароли от ЭЦП, банковских приложений и почты?

С другой стороны, все, кто действительно может что-то такое сделать с этой информацией о регионе или отрасли, самостоятельно проводят подобные исследования и обеспечивают их качество. Зачастую еще и консультируют нас при этом. Так что эту причину можно всерьез не рассматривать для абсолютного большинства исследовательских проектов.

 

Ни одна из них не исключает другие и все они могут быть в той или иной мере верны для отдельно взятого проекта. Стоит отметить, что в любом случае это может быть скрыто утерей отчетов – и бумажных, и электронных, и их отсутствием в библиотеке исследований платформы «Әділет».

Но, будем думать о людях хорошо, ведь все это может быть чистым стечением множества обстоятельств, но напрашивается вопрос – как и что тут изменить?

Прежде всего следует признать, что дело не в рынке, который предлагает некачественные услуги, а в заказчике, который формирует спрос на этом рынке.

Пока есть спрос на некачественные, но быстрые рисерчи с красивыми слайдами – будет и их предложение, ведь «пипл хавает». Значит надо изменить спрос – как в плане рынка, так и в плане подотчетности в этой работе. Следовательно, нужно сделать так, чтобы заказчик был умным и перестал заказывать некондицию.

Но нельзя построить конкурентоспособную структуру в неконкурентной среде – это касается и компаний, и людей в равной степени. А значит, можно и нужно провести ликбез о том, что такое социология, для чего она нужна и как с ней работать. Но это будет лишь полумера.

Необходимо выработать системную политику в этой сфере, переориентировать всю национальную систему индикаторов (да, такое у нас в стране тоже есть) с чисто статистической направленности (о которых мы писали ранее) на баланс с социологическими показателями для реальной ориентации всей системы госуправления на качество жизни.

Ведь в чем отличие от уровня жизни, измеряемого деньгами, годами и метрами, от качества жизни?

Отличие в том, как человеку во всех этих условиях живется, а это изучается через чистый, честный, методологически правильный сбор ответов на такие вопросы как: чувствует ли он себя в безопасности, спокоен ли он за будущее, доверяет ли он своим соседям, акиму, врачам, новостям?

К сожалению, пока что, все эти вопросы риторические, пока нет людей, которые готовы проводить эту кропотливую, системную работу.

 

Азиз Искаков

Заместитель директора департамента проектного управления Министерства индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан, Член Президентского молодежного кадрового резерва

Еще новости

Back to top button
Close