Статьи

Почему «слышащее» государство – это плохо?

Четкого, выверенного и закрепленного определения тому, что такое «слышащее» государства сейчас нет, поэтому, дабы задать контекст дальнейшим рассуждениям введем такое понятие.

Допустим, что «слышащее государство» – это совокупность институтов государственной власти, фокусирующихся на выявление запросов, ожиданий и страхов различных категорий и слоев общества.

Пока что вроде бы ничего связанного с заголовком, но какой смысл вкладывается во все это?

Возможно, что примерно такой, который говорит, что государство не глухо к народу, к его проблемам и заботам, что государство о нем заботится, как о ком-то неразумном, несамостоятельном.

Иными словами, государство в такой установке слышит, но вполне может не считаться ни с обществом, ни с человеком и заниматься какими-то своими делами.

Насколько вероятно, что такие размышления близки к истине? Ненулевая и если такая вероятность реализовалась, то вопрос в том, чем она отличается от всех прочих вариантов позиционирования и смыслов.

Может ли быть государство «слушающим», но не «слушающимся», ведь зачастую государственная машина становится заложником медиапространства или отдельных групп лиц? Может.

Но, от того, что государство станет не только «слышать», но и «слушать» в корне ничего не изменится.

Может ли государство «отвечать», реагировать, предпринимать действия и нести ответственность, иметь мужество признавать свои ошибки и неправоту? Может.

Для этого необходимо, чтобы с исполнительной власти был «спрос», чтобы она была подотчетна и публична перед населением в целом, и прежде всего, перед властью законодательной.

Станет ли оно таким само, без каких-либо вмешательств? Маловероятно, а значит нужны соответствующие условия для того, чтобы государство трансформировало свои институты и те смыслы, которыми оно руководствуется.

Способность законодательной власти, народных избранников, создать и поддерживать условия, при которых исполнительные органы будут транспарентны и подотчетны гражданам (причем в доступной и удобной форме) объективно существует, но почему-то не реализовывается.

Возможно, дело в необходимости полного обновления депутатского корпуса и рудиментарных структур в виде различных «советов», но им неоткуда взяться, кроме как из того общества, в котором мы живем.

Транспарентность представляет собой, грубо говоря, три блока работы:

  1. «Правила игры», по которым должно «играть» общество.
  2. Доходы и расходы, которые планирует и воплощает наша страна.
  3. Данные для принятия необходимых решений, оценки возможных вариантов и их последствий.

В целом выглядит неплохо, но за столь либерально-популистской установкой кроется скучный, серый и безрадостный вопрос – готово ли гражданское общество к такой рутинной, зачастую авральной и абсолютно неоплачиваемой, если не убыточной, «работе»?

За ушедший 2019 год на сайте «Открытого правительства» к 16 119 проектам НПА было подано 14 866 комментариев (соотношение примерно 1 к 1, но этом большинство документов остались в целом без внимания).

Но дело ли в гражданском обществе или в эффективности и удобстве инструментов? Если люди не изъявляют свою волю, свои страхи и вопросы там, где они, если и будут услышаны, то винить их в этом нелогично.

Теги

Азиз Искаков

Заместитель директора департамента проектного управления Министерства индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан, Член Президентского молодежного кадрового резерва

Еще новости

Back to top button
Close